Анастасия Гурнева 

­­

­

психолог, гештальт-терапевт, автор лицензированных программ

Назад к списку

Манипулятивное общение. Игры, в которые играют люди.

 Три состояния человека в процессе общения. 

 Эрик Берн предложил описание трех состояний человека, в одном из которых мы находимся, когда общаемся. 

 * Одно из них - детская часть. И вы говорите с другим из этой детской позиции, из состояния ребенка. Того ребенка, которым вы были когда-то. И обращается этот как бы ребенок к другому как к родителю, например, спрашивая разрешения или предлагая руководство над собой. Сейчас принято клеймить позором детскую часть, проявляющуюся у взрослых в общем-то людей, но Берн относится к ней бережно, рассматривая не только как капризно-инфантильные проявления взрослого, но и как ту часть нас, которая проявляет себя спонтанно, творческую, игривую часть. 

 * Другое состояние - состояние родителя, может быть того, каким родителем мы являемся или того родителя, который был у нас. В каких-то случаях это защищающий и заботливый родитель, в каких-то назидательно-подавляющий. Он может указывать, что вам следует делать, а что нет, раздает советы или выполняет функцию контроля. Конечно, обращение к собеседнику из состояния родителя предполагает у собеседника актуализацию состояния ребенка. 


 * Третья альтернатива - состояние взрослого. Когда на сцену выходит именно эта часть, вы способны совершать взвешенные выборы и оценивать альтернативы, важные для принятия решений. Эрик Берн предполагает, что в каждом из нас есть все три состояния и что каждое из них имеет свой смысл и свое значение.

Проблемное и обычное общение: 

Общение происходит ладно и бесконфликтно до тех пор, пока состояния, из которых общаются собеседники соответствую друг другу. Когда на вопрос из детской роли отвечают из родительской роли, когда на взрослый вопрос приходит взрослый ответ.

Сложности бывают двух типов:

 * Простое несоответствие, например, когда один из собеседников пытается строить диалог на взрослом уровне, прояснить вопрос, прийти к общему решению, а второй хнычет, жалуется и просит решить за него. Или наоборот, в ответ на приглашение взрослого в диалог включается родительская часть собеседника и вместо ответа человек получает нравоучение. Тогда вспыхивает раздражение, которое может перерасти в ссору. Например, тот вид манипуляции, который сейчас принято называть газлайтингом, можно рассматривать с точки зрения трио состояний от Берна. И будет он выглядеть как обращение одного к другому из взрослой ко взрослой части, а в ответ получить слова из позиции родителя, который лучше знает и имеет право решать, в том числе обесценивать сказанное собеседником, все эти: "тебе показалось!", "ты просто выдумываешь!" и т.д. Но как один взрослый человек может назначить себя экспертом в области того, как воспринимает мир другой взрослый? 

* Другая разновидность проблемного общения, это игры. Это общение, когда в общении есть скрытый смысл и подтекст. В этом случае у одного из участников коммуникации есть своя цель, он маскирует ее и общение смахивает на ловушку, в которую попадает незадачливый собеседник, а манипулятор с помощью просчитываемых ходов ведет коммуникацию к конкретной цели и получая вознаграждение в конце.   


Пара ярких примеров таких игр, которые приводит Эрик Берн: 


«Почему бы вам не... - Да, но» 

В ней предлагается диалог двух или более участников, один из которых на что-то жалуется, после чего все предлагают различные варианты решения проблемы, но каждое из этих решений по разным причинам не подходит. Например, печальным голосом сообщается, о том, что так хочется пойти куда-нибудь учиться, после чего повисает пауза. 

На это собеседник говорит: "иди, это важно и замечательно!". 

А в ответ: «да, но я не решила куда» 

-- ты можешь посмотреть в интернете 

-- да, но там все так дорого

-- ты могла бы найти недорогие курсы 

-- да, но тогда там будут плохие преподаватели. 

И так далее до тех пор, пока фантазия «советчика» не иссякнет и снова не возникнет неловкая пауза. И вроде бы коммуникация ведется на взрослом уровне, но подспудно «жертва» отыгрывает роль беспомощного ребенка, которому нужна помощь родителя. Но когда другие бросаются с советами, все эти советы не подходят. Получается, что таким разговором можно подтвердить и свою «не-учебу» и собрать много советов и поддержки. 

Противоядием могло бы служить возвращение ответственности за свое решение: «а как вы сами думаете, что для вас будет лучше?».

"Hу что, попался, негодяй!» 

Предположим, к вам приходит клиент с которым вы договариваетесь о совместной работе и заключаете устный контракт, в котором обсуждаете как вам кажется все детали. Предположим также, что вы выполняете свою часть работы, вы горды и довольны тем большой работой, что Вы проделали. И вот наступает встреча с клиентом и вдруг выясняется, что какую-то закорючку вы сделали не так как обсуждалось. Возможно вы просто не договаривались об этой закорючке или казалось, что изменить закорючку будет пользой для вашего клиента. Однако ваш клиент не просил Вас об этом и вдруг он как с цепи срывается и начинает нападать на вас, прицепившись к этой мелочи. И праведный гнев растет с каждой минутой, и вся ваша работа обесценивается под ноль. А ваш клиент возмущенный уходит, пообещав нажаловаться в вышестоящую организацию. Вот так, вместо адекватной коммуникации на уровне взрослый-взрослый, ваш клиент в какой-то момент переходит в родительскую позицию, отчитывая вас как маленького ребенка. Какой ему в этом смысл? Во-первых, он получил результат вашей работы, во-вторых, не остался вам благодарен, зато сохранил свой образ поруганной справедливости, и в-третьих, позволил себе «слить» на вас избыток накопившегося недовольства и агрессии, которые не имели к вам никакого отношения. Противоядием с такими клиентами является только исключительное внимание к мелочам тогда, когда вы заключаете с ними договоренность.

Эрик Берн описал много таких игр, но их список неполон, Вы можете его продолжать. А также учиться замечать:

  • Из какого состояния вы чаще общаетесь с людьми вашей жизни. Комфортно ли вам общение? Соответствует ли ваше состояние состоянию собеседника? 
  • Если это ситуация конфликта, то является ли она открытым несоответствием, и если да, то что вы можете изменить со своей стороны, чтобы улучшить ситуацию общения? 
  • Или это общение происходит повторяющимся образом, и в осадке остается чувство, что вас использовали, ощущение бессилия и бессмысленно потраченного времени? Что на самом деле происходит в таком разговоре? Что делаете вы, и что собеседник? Что получили вы в результате разговора? А на что рассчитывали? Как вернуть общение в то русло, которое вам подходит?  

© 2016-2018 Психолог Анастасия Гурнева